Регистрация

Нажмите на изображение для увеличения
Название: james-rodriguez-1.jpg
Просмотров: 571
Размер:	90.6 Кб
ID:	913
25 Feb 2015, 16:04 SNOW_QUEEN

Хамес Родригес: Как заикающийся колумбийский мальчишка сюда попал?

«Хорошая работа, дети, увидимся завтра». Только что закончилась тренировка в «Эль Дорадо» летом 2004 года, маленьком клубе, который функционирует в качестве академии колумбийской команды «Энвигадо». В то время как футболисты торопятся скрыться от полуденного солнца в раздевалке, один из них остается на поле, в одиночестве. И никто не удивляется.

Маленькому Хамесу 13 лет, он настолько стеснительный, что некоторые из его партнеров по команде даже не слышали как звучит его голос. А те, кто слышал от него редкие слова, знают, что он заикается. К счастью, у Хамеса есть другой способ общения – его ноги. В самом прямом смысле они говорили вместо него. Именно поэтому он все еще тренируется, в то время как его партнеры разошлись по домам.

Через полчаса, уходит и тренер «Эль Дорадо», а Хамес остается, бьет по пустым воротам. Через 10 лет этот паренек станет последним «Галактико», лучшим бомбардиром Чемпионата Мира 2014 и блудным сыном целой нации. Те, кто с детства знают Хамеса Давида Родригеса, не удивлены его эффектным ростом.

Забудьте истории про Золушку. Джеймс или Хамес, как знает его весь мир, не рос, играя в уличный футбол мячом, сделанным из старых носков. Он не бросал школу, не прогуливал уроки ради того, чтобы попинать мяч с друзьями. Это не типичная латиноамериканская история «из грязи в князи». Его карьерный рост больше сравним с Кака нежели с Карлосом Тевесом, он рос в семье среднего класса с некоторыми возможностями. Хамес выбрал футбол. Его карьера выкована из конусов, границ, инструкций и слез. «Я всегда любил футбол, мой отчим привел меня в академию в «Толиме» в возрасте 5 лет, так началась моя карьера», - сказал Хамес, размышляя о ранних годах.

Его первые бутсы, черно-белые «Адидас», подарил отчим Хуан Карлос Рестрепо, который играл за резервную команду «Толима» до того, как стал инженером.

«Хамес никогда не хотел стать футболистом, но он был футболистом с первого дня своего рождения», - говорила его мама Мария де Пилар Рубио, которую его первый профессиональный тренер хвалит с присущей профессиональной этикой. «Хамес – чистый продукт усилий своих родителей», говорит Уго Кастано. «Я никогда не видел мальчика его возраста, который тренировался бы дважды в день и не жаловался. Дисциплина, которой он научился, стала основой».

Дисциплина прививалась топ тренерами: у Хамеса были частные футбольные репетиторы, лучшие из его клубов. Планка росла с каждым днем. Кроме работы над техникой и тактикой, он также посещал тренажерный зал, чтобы развиваться физически и иметь возможность противостоять своим старшим партнерам по команде.

Подобное давление обычно испытывают теннисисты, гимнасты и гольфисты: спортсмены, у которых нет партнеров по команде. У Хамеса было по-другому. «Я всегда говорил, что футболист должен быть необычным», - заявил он в одном интервью в 2007 году. «В то время как обычные люди куда-то ходят, поздно ложатся спать, футболист должен хорошо питаться, рано ложиться спать и дремать после обеда, но я никогда не рассматривал это как жертву со своей стороны».

Именно эта самоотверженность привлекла всемирное внимание к атакующему полузащитнику. Потому что, не смотря на то, что по мере роста он был лучшим во всех командах, за которые играл, он не хвастал.

В результате за последние несколько месяцев он стал самым обсуждаемым игроком во всем мире. Кроме того, большинство футболистов не узнаваемы лишь по одному имени. Но Хамес – не большинство.

Хамес Родригес родился в Кукуте на границе с Венесуэлой, его отец Вилсон Хамес Родригес играл за городской клуб «Депортиво». Но Вилсон ушел, когда Хамесу было три года, и в первые годы жизни ему трижды пришлось переезжать в разные города.

Как и у любого, кто рос в Колумбии в 90-е годы, его история запятнана кровавой враждой, уличными казнями и вендеттами, которые являлись частью ежедневной жизни региона под контролем Пабло Эскобара, печально известного наркобарона, который к тому же был ярым футбольным болельщиком.

Дядя Хамеса Арли Родригес, многообещающий 19-летний полузащитник «Индепендьенте Медельин», был убит в 1995 году. Вместе с другом они обратились в больницу с порезами, полученными от грабителей, которые пытались угнать их мотоцикл. Они пытались защищаться, но были ранены в драке. Бандиты поджидали их на выходе из больницы. Год спустя после убийства защитника Андреса Эскобара, который забил гол в свои ворота в матче против сборной США в 1994 году, в Арли выстрелили 6 раз, он погиб вместе с другом. «Сначала Андрес, теперь Арли, никто не знал, кто станет следующим», - сказал коллега Арли, будущий нападающий «Астон Виллы» Хуан Пабло Анхель.

В то время Хамес жил вдали от хаоса Медельина, в Ибаге, и играл против старших ребят в академии «Толима». «У Хамеса были отличные ноги, он был умным, серьезным мальчишкой», говорит тренер той молодежной команды Альваро Гусман. «Сначала мы участвовали в местных турнирах, потом стали ездить по стране, его имя становилось все более узнаваемым».

Бывший партнер по команде Диего Норона вспоминает, как несовершеннолетний Хамес только попал в старшую команду. «Назначили штрафной, обычно я их пробиваю. Но он так уверено схватил мяч, что я уступил. Не говоря ни слова, он закрутил его вокруг стенки и забил потрясающий гол. Обычно на тренировках мы пытались перебросить стенку, но никогда не обводили ее. Мы быстро поняли, что он особенный».

Его выделяли не только способности, его парализующая застенчивость была головной болью всех, кто с ним работал. «Он был хорошим слушателем, но в то же время мы переживали, что он не показывает своих эмоций», - говорит еще один тренер академии «Толимы» Хосе Кортес. «Мы работали с психологами, потому что он был очень пассивен».

Победа в Кубке Пони, юношеском турнире Колумбии в Медельине, подтвердила, что Родригес станет профессионалом. 11-летний мальчик забил 13 голов в 9 матчах, причем два из них в финале прямым ударом с углового. Среди 5000 зрителей был удивленный Густаво Адольфо Упеги Лопес, президент «Энвигадо» и хороший друг Пабло Эскобара. «Нам нужно подписать этого парня», - крикнул он с трибун.

Упеги Лопес начинал работу в академии «Энвигадо» (на окраине Медельина), позже стал основным акционером клуба.

В 1998 году его арестовали и обвинили в том, что он главарь банды наемных убийц. Или, как писала газета «Semana», «создание сети банд, отделившихся от картеля Медельина после смерти Пабло Эскобара». Принимая во внимание данный факт, не удивительно, что в течение 20-ти лет клуб стал свидетелем убийства своих трех президентов и одного члена совета директоров.

Упеги Лопес был арестован на матче против «Индепендьенте» из Боготы тайными агентами, замаскированными под футбольных болельщиков. Но после 32 месяцев, проведенных в тюрьме, с него сняли обвинения и, к удивлению, его имя было очищено.

Упеги Лопес жил как царь, на тщательно охраняемой ферме. Его убийство 8 лет назад смахивало на фильм Мартина Скорсезе. 8 вооруженных человек вломились на его ранчо в 3 часа ночи, связали 20 членов семьи и персонал, включая двоих телохранителей, и тихо пробрались в комнату Упеги Лопеса.

Затем его связали, перенесли на диван и выстрелили в голову, используя подушку в качестве глушителя. Это было в июле 2006 года, через 35 дней после дебюта его «бриллианта», 14-летнего Хамеса Родригеса, в матче против «Кукуты».

Через пару сезонов стало ясно, что «Энвигадо» дал ему все, что мог, даже не смотря на то, что их стадион был далек от произведения искусства. «Не было травы, просто трибуны и грязь, которая в плохую погоду летела на нас», - вспоминает тренер «Энвигадо» тех времен Эдгар Рамирес. Поэтому когда в дверь постучались аргентинские клубы, мама Хамеса очень хотела послушать их предложения. Особенно в виду того, что Упеги Лопес, привычный хранитель интересов ее сына, был мертв, а в «Энвигадо» началась неразбериха. «Бока Хуниорс» были близки к его подписанию (что произошло с его партнером по команде Фреди Гуарином), но «Банфилд» их перебил и получил Хамеса в свое распоряжение за 250 000 фунтов стерлингов.

Если и было на Земле место, где Хамес мог удовлетворить свою одержимость футболом и тренироваться, то это «Банфилд». Но первый год (2008) выдался нелегким. Из футболиста основы он скатился до того, кто тренируется с резервом, тренер Хорхе Бурручага даже по имени его не называл, предпочитая пренебрежительно обращаться к нему «колумбиец» (или, что и того хуже, «мелкий колумбиец»). Это было ободряющее послание 16-летнему юноше, который находился один вдали от дома. С особым произношением имени никто не считался, его звали Джеймс или Джесси, но Хамес – никогда. Морозы также нагоняли тоску по сравнению с тропическим климатом Медельина.

Однако отвечая на вопросы репортеров в Аргентине, он типично прагматично объяснял мотивы своего пребывания в команде: «Это идеальный чемпионат, чтобы расти в качестве футболиста и ворваться в европейский футбол, а это моя мечта. Я смотрю все матчи, что могу найти по телевизору». Он уже успел забить гол за резервную команду, который был точной копией удара с лета в ворота сборной Уругвая на Чемпионате Мира.

Соотечественник Хаиро Патиньо убедился, что он не сдался. Хамес не жил в пансионате клуба, он жил один в квартире в Палермо, в паре часов езды на общественном транспорте. Когда Хамес не мог уехать домой с партнером по команде, он просил у сотрудников клуба позволить ему переодеться, чтобы поехать на автобусе.

В те времена, однако, раздобыть денег в Аргентине на поездку в автобусе было трудной миссией, потому что страна испытывала дефицит монет, и Хамес застревал на базе. Настало время обзавестись собственными колесами. «Дядя отвез меня на старую фабрику и подарил мне «Фольксваген Гольф», это была моя первая машина». В «Банфилде» он заработал деньги и купил «Пежо 205».

Когда пришло время предсезонной подготовки, все выглядело весьма оптимистично, за исключением одной вещи: все футболисты, тренировавшиеся с первой командой, должны были пройти через церемонию посвящения.

Проводил ее голкипер и капитан Кристиан Лукетти, который неуклюже брил головы всем новобранцам, включая шокированного Хамеса. С его уверенностью в себе и выскубленной шевелюрой количество звонков домой резко возросло. Он хотел уйти.

«Я пыталась ежедневно говорить с ним по две минуты, потому что международные звонки были очень дорогими», - вспоминает его мама. «Я просто хотела ему напомнить, чтобы он рано ложился спать, убирался в квартире, пораньше приезжал на тренировки, заставляла его вспоминать, что он поцелован Богом».

Когда тренером стал бывший голкипер сборной Аргентины Хулио Фальсьони, тренировки стали более интенсивными. Он чувствовал, что ему тяжело. Его обвиняли, что он слишком медлителен, пинали за то, что он был слишком талантлив, смотрели косо за то, что у него был опыт игры в футбол на высшем уровне, что он был любимчиком. Слезы стали ежедневным ритуалом в жизни Хамеса.

Фальсьони попросил мать Хамеса переехать к сыну в Аргентину, потому что заметил ее положительное влияние на него, когда она приезжала подписывать контракт.

Как всегда, Хамес выстоял. А потом снова, и это окупилось с лихвой. В 17 лет он стал самым молодым иностранным футболистом в истории аргентинского чемпионата, а также самым молодым футболистом, забившим гол. В итоге он помог «Банфилду» выиграть первый чемпионский титул в истории клуба, забив 8 голов в 38 матчах.

Волосы отросли, он выполз из своей раковины, показав партнерам по команде свои любимые танцевальные движение под музыку в стиле раггетон (вы могли видеть их этим летом на Чемпионате Мира). Он избавился от заикания, читая книги вслух.

Его любили все девушки-подростки в Банфилде, но он уже нашел любовь всей своей жизни, Даниэлу Оспина, сестру колумбийского вратаря Давида Оспины. Они поженились, у них родилась дочь Саломея.

«Я всегда буду благодарен Фальсьони», - сказал Хамес о своем периоде в «Банфилде». «В Аргентине я усовершенствовал свое тело, научился лучше его использовать, понял, как играть на команду в обороне, а не только в атаке».

Следующие пять лет пролетели с огромной скоростью. Хамес ехал в автобусе со своими партнерами по команде в Мар-дель-Плата, Фальсьони приказал остановиться. Он поговорил с представителем совета директоров и закурил.

В этот момент, представитель «Банфилда» вошел и сказал, что Хамеса только что продали. Партнеры по команде его поздравили и попрощались, растрепав уложенные волосы. Хамес вышел из автобуса, взял свою сумку и уехал на такси в аэропорт «Эсейса». «Порту» купил его за 5 миллионов евро.

В Португалии в промежутках между тремя подряд выигранными чемпионатами страны, Лигой Европы, став открытием, он изучал компьютерные технологии, как его отчим.

Со сборной Колумбии он выиграл молодежный турнир во французском Тулоне и был вызван в национальную сборную страны на отборочный цикл. В дальнейшем «Монако» выложил за него 38 миллионов фунтов стерлингов.

Этим летом он вдохновил сборную Колумбии на лучшее в ее истории выступление на Чемпионате Мира и пленил весь наблюдающий мир. Далее состоялся переход мечты в «Реал Мадрид» за 71 миллион фунтов стерлингов. Для мальчишки, который оттачивал свое мастерство на пыльном поле «Эль Дорадо», это будто найти потерянный золотой город.

Источник: fourfourtwo.com
Ответить с цитированием
Комментарии (3)
LovingMadrid
 
Аватар для LovingMadrid
Репутация: 6
25 Feb 2015, 19:07   №2
Прекрасная история, будем надеяться, что он и дальше прогрессирует
Ответить с цитированием
  
SNOW_QUEEN
 
Аватар для SNOW_QUEEN
Репутация: 89
25 Feb 2015, 20:08   №3
Главное, чтобы не решил, что мечта сбылась и можно почивать на лаврах, что в целом свойственно латиноамериканским футболистам.
Ответить с цитированием
  
MystiXX
 
Аватар для MystiXX
Репутация: 47
26 Feb 2015, 18:06   №4
Обычно, когда латиноамериканцы решают, что можно уже поиграть в своё удовольствие, они сразу начинают рваться на родину. Здесь вроде более-менее стараются ещё. А Хамесу так вообще рано даже думать о таком))
Ответить с цитированием
  
Последние новости
Наше мнение
Экспресс-новости
Опции темы

⇑ Вверх
⇓ Вниз